Центр Новости
С вашей помощью мы собрали 353 609 557 рублей и помогли  20 597  детям
RU / Русский
US / English
DE / Deutsch
Благотворительный центр «Радуга»

Собрано

1 092 513i

Максим Таскаев

8 месяца

Мальчик родился крепышом с весом 4 240 г, проблем не было до 4 месяцев. Дальше события развивались стремительно. Сейчас малыш уже больше месяца лежит в реанимации, столько же его не видели родители - их к ребёнку не пускают. Таковы правила. Максимка прикован к аппарату, без которого ему не выжить. Поможем ему?

Макс – желанный ребёнок, беременность протекала хорошо, родился он в срок крепеньким и здоровым. Счастливый, окруженный заботой малыш, рядом любящие родители – но так было всего 4 месяца. Именно тогда, после очередного осмотра, врачи заметили низкий мышечный тонус у маленького пациента. Назначили массаж, гимнастику… В феврале ребёнок  планово попал к неврологу, который заметил в состоянии малыша тревожные звоночки, поставил ему синдром вялого ребёнка и отправил к генетику. Он сразу сказал, что у мальчика спинальная мышечная атрофия (СМА, при этом заболевании поражаются мышечные нейроны), сделали анализы и страшный диагноз подтвердился.

IMG_20151231_214534 - копия.jpg

В это же время ребёнок подхватил ОРВИ. После лечения в инфекционном отделении и ингаляций у Максима начала активно отходить мокрота. «Я только потом узнала, что при таком заболевании усиливать отхождение мокроты нельзя», - вспоминает тот момент мама Макса. Несмотря на хрипы, тяжёлое дыхание, малыша выписали домой со словами: «Ну если будет задыхаться и посинеет, вызывайте «скорую». Так Максим оказался в реанимации, где находится и по сей день.  Чтобы спасти жизнь этому маленькому человечку, врачи установили ему трахеостому и подключили его к аппарату искусственной вентиляции легких. Питается малыш через зонд, но в весе не теряет. Чтобы малыш не выдернул трубочку от прибора и питательного зонда, ему привязывают ручки… В реанимацию родителей не пускают - этот момент врачи обговорили сразу, чтобы в дальнейшем не возникало конфликтов. 

IMG_0178 - копия.JPG

«Я не видела ребёнка уже больше месяца. Мне тяжело, а как там ему… Какого ему без ласки и заботы», - рассказывает Ольга, мама Максима. Сейчас встал вопрос о выписке из реанимации. НО! Без аппарата ИВЛ ребёнок жить не сможет. Свободный дорогостоящий прибор есть в паллиативном отделении Кормиловки, именно туда и направляют семью, проживающую в Омске.

«Там нет постоянного реаниматолога, а если он снова начнёт задыхаться? А ведь Кормиловка не в нескольких километрах от города, - делится своими переживаниями Ольга. - У нас есть 10-летняя дочь, которая сейчас заканчивает 4 класс, ей тоже нужен присмотр».

Выход есть: приобрести свои медицинские аппараты и находится в паллиативном отделении ДГБ №4 до тех пор, пока Максима не выпишут вместе с приборами домой. Первый и самый важный прибор, заставляющий легкие мальчика раскрываться, – аппарат искусственной вентиляции лёгких. А ещё Максиму нужны контуры (трубочки, по которым будет поступать воздух) и увлажнитель, где поступающий воздух будет согреваться и увлажняться.  У здорового человека эти важные процессы происходят в носовых ходах. Но в условиях ИВЛ, который используется без увлажнителя, больной получает абсолютно сухой воздух, что вредно для слизистой оболочки бронхов и трахеи.  Это в свою очередь может спровоцировать новые заболевания дыхательных путей. Также, на случай отключения электроэнергии мальчику необходим мешок АМБУ - механический аппарат ручной лёгочной реанимации. Ещё ребёнку нужен кислородный концентратор, который подает в организм человека стерильный кислород. Особенный ребёнок, тем более который дышит лишь с приборами, нуждается в тщательнейшем присмотре: пульсоксиметрический датчик и  монитор помогут родителям следить за пульсом, давлением, количеством кислорода в крови и т.д. Общая стоимость всех этих приборов, необходимых Максу – 1 092 513 рублей.

Максимка очень позитивный малыш! Врачи реанимации шутят, что мальчик уже скоро говорить во всю начнёт, он обожает гулить, лепетать на своём языке, очень улыбчивый и жизнерадостный.

«Иногда аппарат ИВЛ на короткое время отключают, прибор тогда начинает громко пищать. А Максим, как слышит этот звук, ухахатывается, нам врачи так говорят», - с улыбкой и слезами говорит Оля.

Это обычная семья, мама работает в детском саду (пока она "в декрете"), папа – на заводе. Почти миллион – сумма, от которой зависит жизнь их сыночка. Поможем Максу?

Загрузка...
Помочь сейчас