Центр Новости
С вашей помощью мы собрали 348 232 166 рублей и помогли  20 583  детям
RU / Русский
US / English
DE / Deutsch
Благотворительный центр «Радуга»

Собрано

79 724i

Лёня Неженцев

9 лет

- До сих пор начинаю плакать, когда вспоминаю тот момент, - рассказывает мама мальчика Светлана. - Уже надели аппарат, врач настраивает, все в полной тишине. До этого сказал, что первый звук, который должен был услышать Лёня – мой голос. Он к тому моменту уже пять лет не говорил. Врач надевает, кивает мне: скажи, мол, что-нибудь. Я Лёне тихо: «Сынок…» А он поворачивается: «Мама?» Пять лет тишины. Ну вот, опять плачу. 

Как получилось, что он перестал слышать? До полутора лет все было хорошо, он уже говорил «мама» и «деда». Папы у нас нет – разошлась с ним, когда Лёне было два месяца. А сказать «баба» не успел: поставили прививки, сразу три вакцины, и его как подменили. 

Сначала я заметила, что он перестал реагировать на погремушки. Пошли к сурдологу, та сказала: все он слышит, просто возраст такой и дети сейчас такие. Я поверила – он у меня первый ребенок, может, действительно, чего не понимаю. Но и мама мне говорила, что он не слышит. 

Ходили в два года, в два с половиной – меня убеждают, что все нормально. Я и кастрюлю на пол кидала. Никак. И мне было все равно, что снизу соседи. Я била тревогу, только почему-то врачи меня не слышали... Не слышали – ирония, правда? Когда нам было три года, в одной частной клинике появилось исследование, при котором определяется порог слуха. Я – туда: там ставят тугоухость третьей-четвертой степени. То есть Леня уже почти ничего не слышал. При этом нас уже поставили на инвалидность по психиатрии – ставили какие-то уколы, якобы развивая речь… 

Врач, которая убеждала меня в том, что мой ребенок прекрасно слышит, назначает нам слуховые аппараты – но эффекта от них нет. Мы стали готовиться к кохлеарной имплантации – в какой-то момент собрались продавать квартиру бабушки и дедушки, в которой все вместе жили. Знаете, даже как-то не думали, что остаемся без крыши над головой, не до того было. 

Сама связывалась с больницами, искала варианты – и за эти полгода слух пропал совсем. Я параллельно с перепугу весь сурдоязык выучила, чтобы Лёню понимать. А потом дошло: что делаю-то? Мне надо, чтобы ребенок разговаривал, а не самой по-глухому разговаривать… 

Операцию он пережил тяжело, я тяжело пережила. Вернулись и сразу же начали плотно заниматься с дефектологами – платными, бесплатными... Знаете, я собой даже немного горжусь: сейчас он рассказывает стихи, свободно разговаривает. Да, где-то окончание съедает, где-то начало слова, но, тем не менее, его можно понять, и он первый в классе. 

iOss3Sc38YU.jpg

Какой он? Собак любит, кошек, никого не боится и со всеми дружит. Самокат, ролики, коньки – он активный, ему надо постоянно в движении быть. Нет, не заморачивается насчет аппарата совершенно. Он знает, что его нельзя ронять, знает, как с ним обращаться. У моего брата, у подружки ребятишки здоровые – и они все хорошо дружат. Сейчас вот ходим на танцы хип-хоп. И разговариваем, разговариваем. 

Раньше мы вынуждены были общаться жестами, а теперь – только голосом. Но даже сейчас, обратите внимание – я с вами говорю и дополнительно рукой артикулирую. Она мне помогает, я уже привыкла. Даже в магазине продавцу что-то говорю – и тоже рукой помогаю. Это все уже автоматически – навсегда, наверное. 

Не могу описать то чувство счастья, когда все начинает налаживаться, и проходит эта безысходность. Я только сейчас смогла позволить себе семейное счастье – сошлась с мужчиной. 

Правда, у нашего аппарата полетел один комплект аккумуляторов. Остался другой, но его хватает только на восемь часов – дальше на зарядку. Вот, теперь всегда носим ее с собой. Еще и кабель сломался. Я не знаю этих ощущений, но Лёня в такие моменты снимает аппарат, показывает: «Очень громко». Через какое-то время опять надевает – до следующего замыкания. 

***

Мальчику нужна помощь в приобретении аккумуляторов для речевого процессора и кабеля. Если уж так получилось, что одним из важнейших чувств Лёни заведует устройство, то оно должно работать без замыканий. И, тем более, нельзя оставлять мальчика без слуха на восемь часов только из-за того, что у него нет аккумуляторов. Слух для Лёни обойдется в 79 724 рубля, и в наших силах помочь ему слышать.

Автор: Антон Малахевич

Обновлено: 03.05.2020

Сбор для Лёни закрыт! Спасибо за то, что поддержали ребенка в трудную минуту. Ведь слышать - это очень важно.
Загрузка...
Помочь сейчас